Главная » Здоровье и политика » Strategist: при Трампе на мягкой силе США поставлен жирный крест

Strategist: при Трампе на мягкой силе США поставлен жирный крест

Страна по степени привлекательности на международной арене сравнима с Китаем

  Все доказательства налицо: взойдя на пост главы Белого дома, Дональд Трамп поставил крест на мягкой силе США. Только 30% респондентов, недавно опрошенных организацией Gallup в 134 странах, высказались положительно относительно США под руководством Трампа — падение почти на 20 пунктов с момента окончания срока правления бывшего президента Барака Обамы. Исследовательский центр Pew обнаружил, что Китай с рейтингом одобрения 30% приблизился к США. Более того, как показал британский индекс The Soft Power 30, в прошлом году США сместились с первого места, которое они занимали в 2016 году, на третье.

Защитники Трампа отвечают, что мягкая сила не имеет значения. Так, директор Административно-бюджетного управления США Мик Малвейни заявил о «бюджете жесткой силы», сократив на 30% финансирование Государственного департамента и Агентства США по международному развитию. Для сторонников принципа «Америка прежде всего!» то, что думает остальной мир, вторично, но уместен вопрос, правы ли они, пишет Джозеф С. Най в статье для австралийского издания The Strategist.

Автор отмечает, что мягкая сила зиждется на привлекательности, а не на принуждении или финансовом поощрении. С помощью мягкой силы людей кооптируют, а не принуждают. На уровне простых людей это лучше всего видно на примере мудрых родителей, знающих, что их влияние на детей будет значительней и длительней, если они построят систему воспитания на основе твердых этических ценностей, а не будут полагаться исключительно на физическое наказание, карманные деньги и лишение привилегий. На уровне политики все точно так же: мягкая сила позволяет определить повестку обсуждения и установить ее рамки. Если одни политики могут заставить другую сторону захотеть сделать так, как хотят они, им незачем применять силу. Поэтому если США представляют ценности, которых хотят придерживаться и другие, Вашингтон может сэкономить на пряниках и хлыстах. Иными словами, мягкая сила может в разы увеличить эффективность силы жесткой.

Источником мягкой силы страны являются в основном три аспекта: ее культура (когда она привлекательна для других), ее политические ценности, такие как демократия и соблюдение прав человека (когда страна своим примером демонстрирует свою приверженность им), а также ее политический курс (когда он легитимен и связан с определенным смирением и осознанием интересов других). То, как правительство ведет себя на внутриполитической арене (например, в плане свободы печати), в международных институтах (консультирование других и многосторонность) и во внешней политике (содействие развитию и правам человека), может повлиять на других, став для них примером. И во всех этих сферах Трампа поставил крест на привлекательности политики США.

К счастью, США не ограничиваются Трампом или его правительством. В отличие от активов жесткой силы (таких как вооруженные силы), многие ресурсы мягкой силы отделены от правительства и лишь частично соответствуют его целям. В либеральном обществе власти не могут контролировать культуру. Действительно, отсутствие официальной культурной политики, как считает автор, само по себе может быть источником притяжения. Голливудские фильмы, такие как «Секретное досье» (The Post), которые демонстрируют независимость женщин и свободу прессы, могут стать источником привлекательности для других. Таким же источником может стать и благотворительная работа фондов США или преимущества свободы мысли в американских университетах.

Действительно, коммерческие организации, университеты, фонды, церкви и другие неправительственные группы развивают свою мягкую силу, которая может способствовать официальным внешнеполитическим целям США или идти вразрез с ними. И все эти частные источники мягкой силы, вероятно, будут приобретать все большее значение в глобальном информационном веке. Именно поэтому правительства должны сделать все, чтобы их деятельности способствовала, а не подрывала собственный потенциал мягкой силы.

И удар по мягкой силе может нанести курс властей страны, который характеризуется лицемерием, высокомерием, безразличием к взглядам других или сконцентрированностью исключительно на узких национальных интересах. Например, резкое снижение привлекательности США в опросах общественного мнения, проведенных после вторжения в Ирак в 2003 году, было реакцией на администрацию Буша и его политику, а не на США в целом.

Война в Ираке не была первым шагом правительства США, который ударил по репутации страны. В 1970 годы многие люди во всем мире выступали против войны во Вьетнаме, и глобальное положение США отражало непопулярность этой политики. Когда политика изменилась и воспоминания о войне побледнели, США восстановили большую часть своей утраченной мягкой силы. Аналогичным образом этого в большинстве регионов мира, хотя и в меньшей степени на Ближнем Востоке, удалось добиться и после войны в Ираке.

Скептики могут по-прежнему утверждать, что усиление и ослабление и падение мягкой власти США не имеет большого значения, потому что взаимодействие стран основывается на личных интересах. Но этот аргумент не имеет решающего значения: сотрудничество является вопросом степени, и степень зависит от притяжения или отталкивания. Более того, последствия мягкой силы страны распространяются на негосударственных субъектов, например, путем оказания помощи или препятствования вербовке террористических организаций. В эпоху информации успех зависит не только от победы армии, но и от того, чья версия событий одержит верх.

Одним из величайших источников мягкой силы США является, по мнению автора, открытость ее демократических процессов. Даже когда ошибочная политика снижает ее привлекательность, способность страны критиковать и исправлять свои ошибки делает ее привлекательной для других на более глубоком уровне. Когда протестующие за границей маршировали против войны во Вьетнаме, они часто пели «Мы победим» (We Shall Overcome) — гимн движения за гражданские права США.

«Америка», заключает автор, тоже почти наверняка победит. Учитывая прошлый опыт, есть все основания надеяться, что США восстановят свою мягкую силу после Трампа.

Источник: regnum.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*